Петергофское

Приключения Шерлока Холмса. Неоконченный набросок#1

- Я вижу вы прибыли с юга Рустерса - Холмс на секунду поднял глаза от раскрытого на букве "Э" справочника психиатра.
- Да, я взял кеб...
- Это очевидно. Только в Рустерсе, - Шерлок на секунду изменил тон на доверительный - прошу прощения за дерзость и прямоту, носят такие безвкусные жилеты из льна, и только на кебе пристало добираться до Лондона средней руки каменщику.
Вошедший был ошеломлён
- Я... Меня предупредили, что вы натура эксцентричная, но... Я в сметении, то ли мне чувствовать себя окскорблённым, то ли польщённым.
- Позвольте ваш плащ и зонт, я поставлю их сушиться возле камина. Ощущайте себя ни оскорблённым, ни польщённым - чувствуйте себя как дома. И простите мне мою страсть к анализу всего и вся.
- Благодарю вас. Меня зовут Венедикт Ерофеев, и моё дело не вполне...
- Э, нет, простите. Я, конечно, зачитывался вашим масштабным очерком "Москва - Петушки", однако вынужден извиниться и попросить вас покинуть моё скромное жилище. Оно не перенесёт вашего дерзкого стиля и рухнет. На дворе всё-таки 19 век, сэр.
Петергофское

смс с небес

Не жалелось тогда ни о чём.
Не писалось в ту пору совсем.
Позади был поблёкший диплом.
На замёрзших волнах fm

Еле теплилась Эми Уайнхаус
За двубортным осенним плащом.
И с небес смс опускалась
Под своим безучастным углом.

В смс измеряется то, что
Назовут "нашим прошлым" потом.
И сидел я в руках с "нашим прошлым",
С его заключительным днём.

И - в уме стихов баррикады.
Многолюдно. Сбежались! Курсив!
И стоишь в толпе мыслей одна ты,
Иронично губу закусив...

Я жил дальше. Отвык постепенно
Твои фото хранить на рабочем столе.
И жива смс та наверное
В непролазной, декабрьской, текстовой тьме.

В смс мы расстались с тобою.
Орфография сохранена.
Смс и глаза я закрою,
Доброй ночи, родная страна...
Петергофское

преемственность

Иосиф Сталин сексуален, будто Эдвард Каллен,
Эдвард Каллен сексуален, как Иосиф Сталин,
Они на пару нормально крови насосали.
Нормально
насосали
Иосиф Сталин
и Каллен.
Петергофское

Соучредитель данной ночи.

Ночь силится рассвирепеть.
А я - заснуть. Но вновь проснулся.
Всё глубже с темнотою блюдце,
Всё дольше длится часа треть.

Обыкновение не спать
Есть у меня. Уполномочен:
Соучредитель данной ночи.
И ритм её в моих висках.

И ночь жива. В окне, белея
Лежит аллея фонарей.
Как будто данной ночи шея.
Стихотворенья галстук ей
Вязать пытаюсь. Но затея
Провальна в смятую постель.

Не очень ночь жива. Взгляните:
Непроницаемый покров.
А я-то лишь соучредитель,
И вот в который раз - банкрот.
Ночь бездыханна без открытий,
И я в который раз банкрот...

Петергофское

столбы способны исчезать

столбы способны исчезать
в тумане утреннем, дремучем.
мне это некому озвучить -
вокруг лишь сонные леса.

по трассе (так - сентябрь с плеч)
иду вдоль мира. он огромен.
я размагнитившийся воин:
магнит - эпоха. в ножнах - речь.

свой резковатый шага шарм
веду ответственно и споро,
интерпретируя туман,
как бесполезную рессору.

столбы способны исчезать,
но я их вынужден запомнить.
чтоб доказать, что мир огромней,
глядящим из лесу глазам.

Петергофское

такой уж режим. набросок

Ночь силится рассвирепеть.
Заснувший силится проснуться,
Всё глубже с темнотою блюдце,
Всё дольше длится часа треть

Обыкновение не спать
Есть у меня. Уполномочен:
Соучредитель данной ночи.
И ритм её в моих висках.
Петергофское

Тогда не нужен

-А Гуся по-моему тоже с Миндалём запекают.
-Да харош! А он причём?
-Ну там, чо-то, "содействовал в поиске материалов". Приплели, в общем.
-О как. Ну, Гусь уже на-, это, наболтал уже, как говорится.
-Ды как. Он же ваще мужик нормальный...
"Мужик" Алфёров произносил уже глядя не на собеседника, Соколовского, а на вошедшего в дверь главреда. Потому "нормальный" скомкал, в "мужик" растянул "жи" слегка.
Главный редактор журнала "Ворох", Седенков, дочитывал на ходу брошюру "как переносить центр тяжести куда-либо?".
Редкатор был странным. И у Алфёрова, и у Соколовского, и у других сотрудников он в своё время отнял телефоны, после чего позвал всех в кабинет. Он брал поочерёдно каждый мобильник, глядя исподлобья спрашивал "чей?", затем напряжённо впечатывал свой номер, периодически спрашивая "куда жать?"
Свой номер он заботливо подписывал именем владельца телефона. Чтобы потом Михаилу Блашенцеву приходила заботливая смс от "МИХАИЛ БЛАШЕНЦЕВ": "да я работал хорошо в этом месяце, но статью про амбиции Байдачного можно было снабдить большим кроичеством фактов более тщательным экскурсом в историю". А Алфёров частенько награждался заботливой смс "спешу на работу"(автор - естественно "АЛФЁРОВ"), обычно когда пересаживался на кольцевую.
И вот редактор заговорил, выставив вперёд указательный палец согнутой в локте правой руки. Да, вот так. Ниже приведён текст его речи, во время которой палец то периодически отъезжал назад, то вновь наплывал на собеседников.
-Надо, это, нааа... той неделе подсуетиться насчёт Радченко. Потому что он уже старенький, вот, а щас как раз в том году юбилей с Курской битвы. Посему в любом случае надо с ним записаться. И насчёт "Другой дуги", и всё про всё. Телефон его должен быть у
-Так почему Радченко, если "Другая дуга"? - аккуратно прервал его Соколовский. - Дуг-, другая дуга - это ж Чередниченко.
-Как Чередниченко?... Аааа, да. Радченко - это поэт который. Ну всё тогда. Тогда наврал я вам. Не нужен нам Радченко, отбой.
Петергофское

(no subject)

http://vkontakte.ru/audio#/wall736131_5246

у меня утро есть. только ты - никому!
спрячь улыбку в нём. больше - ни слова.
мы одни в нём, моего диплома в канун,
и на твой второй этаж залезть для меня проще простого.

все мои дабл-таймы не о тебе прости мне...
я ещё исправлюсь и подарю тебе июльские ливни
А пока для тебя я пару облаков украл
И припарковал их над твоим балконом наугад


Мне хочется быть ярким и бездомным
В это утро. Давай пускать с твоего балкона
Мыльные пузыри забытых оттенков,
Пусть они взмывают ввысь в своём бесстрашном фламенко...



Короткий вектор
Взгляда твоего.
Порывист ветер
Взгляд мой - волевой.
Пронзает это утро. И если сил хватит
Я его у пространства украду и в изголовьи кровати
Спрячу навек,
Такой уж я человек.
И похоже, этот человек застрял у тебя в голове

Теперь у нас утро есть. только ты - никому!
спрячь улыбку в нём. больше - ни слова.
мы одни в нём, моего диплома в канун.
кстати, диплом мной написан лично, а не в нэте сворован
Петергофское

новая песня. про самолётики бумажные.

http://vkontakte.ru/id736131#/wall736131_5110

Город делает бумажные самолётики из ночей
И швыряет в лицо мне их.
Я влюблён в тебя второй месяц. И не помню - зачем?
И лежу на балконе, как перевёрнутый велик.

Пора сделать внушительный ответ -
Самолётик из себя и дворового апреля.
Приземлиться на Киевской, в дождливой Москве,
Да так, чтоб лужи вокруг вскипели.

По столице бежит человек раскалённый.
И преодолённых им километров не счесть.
Он роняет кипучие копии слёз Марадоны
Образца Мексика-86

Город сделает нам новый самолётик
Бумажный, вечный и простой.
И если ты, конечно, не против,
То полетели дальше со мной?..
Петергофское

Универтится! (2ой раунд 4-го Новогоднего текстового баттла на хип-хоп.ру)

Все - кончено!
Все - начато!
Айда в кино!
А.Вознесенский

Человек раскалённый бежит по району.
Это, если вдаваться в детали, я.
Он роняет копии слёз Марадоны,
Образца - 90, Италия.

И, спросонья, слегка Вознесенский я!
В утро ранних стихов
ушагал деловито,
В эти улицы, что – будто лезвия.
Но плевать,
Ведь щетина моя – из гранита!

Вся планета шумит, универтится,
Мной Вселенная гордо полна!
Дорогая памяти пленница,
Первокурсница -07-весна,

Ты свободна теперь. Ты - огромней.
В весне данной твой почерк учтён.
Прочь! Я слишком дословно запомнил
Каждый твой городской электрон.

Дорогая моя сокурсница,
Дай мне руку в свои 22.
Пусть над нами закат дозагрузится.
А пока мы – в кино. Айда?

Представляешь, сегодня я вид тот сна,
Что зовётся осознанным сном.
И на нас лишь планета рассчитана.
Универтится. Айда в кино!